Если родители садятся вам на голову

Угождать родителям нет больше сил, но и стать самодостаточной и независимой не получается. Что делать?

Эмоциональная независимость не означает обязательный разрыв отношений с родителями. Эмоциональная независимость предполагает, что можно быть частью семьи, но в то же время — отдельной личностью. Можно быть самим собой и позволить родителям быть такими, какие они есть.
Если родителям не нравится ваш образ мыслей или поведение, им и вам придется смириться с определенным дискомфортом. И вам нужно будет принять недовольство родителей тем фактом, что вы не готовы меняться ради них.
Это не означает, что я призываю вас наплевать на чувства других людей и на впечатление, которое может оставить у них ваше поведение. Но это и не означает, что можно позволять наплевательски относиться к себе. Всем нам необходимо найти золотую середину между заботой о себе и вниманием к чувствам других.

Разорвать привычный сценарий отношений с родителями
Многие люди позволяют относиться к себе неуважительно и не защищаются, потому что путают самодостаточность и эгоизм. Слово «эгоист» сразу же запускает все наши механизмы вины. Клара, которую родители продолжали наказывать за сделанный в 15 лет аборт, жила в психологическом аду только из страха, что ее обвинят в эгоизме. Она сама так рассказывала об этом.

Я все время оказываюсь между молотом и наковальней. Мама позвонила мне на прошлой неделе: они с отцом хотят переехать ко мне, пока у них не закончится ремонт, а это может продолжаться несколько недель. На самом деле я не собиралась соглашаться, но что делать? Это же мои родители!
Когда муж узнал, что они могут приехать, он чуть не умер. Дело в том, что он использует комнату для гостей как рабочий кабинет, и как раз сейчас у него важный проект. Он заставил меня позвонить маме и посоветовать ей пожить в гостинице.
Когда мама это услышала, она взвилась на дыбы! Она полчаса объясняла мне, какая я неблагодарная и бессовестная. Я сказала, что мне надо будет обсудить это еще раз с Биллом, но что я заранее знаю, что он ответит. И что же мне делать теперь?

Я посоветовала Кларе воспользоваться этим кризисом и начать процесс самоопределения. Настало время для того, чтобы разрешить этот инцидент не как отдельный случай, а как последний эпизод из серии подобных, обусловленных привычным сценарием в ее отношениях с родителями.
Проблема была не в том, что ее родители хотели временно пожить у нее, а в ее привычной автоматической реакции, направленной на то, чтобы умиротворить их и сделать так, чтобы они остались довольны.
Если Клара хотела разрушить этот вредоносный сценарий, в первую очередь ей следовало сконцентрироваться на том, каковы ее собственные желания, а не желания родителей. Я спросила, знает ли она, чего на самом деле хочет?

Хочу, чтобы все были счастливы
Клара: Первое, что мне приходит в голову, — я хочу, чтобы мои родители оставили меня в покое. Но я чувствую себя ужасно уже из-за того, что думаю об этом, ведь дети должны помогать родителям. Возможно, я все же скажу им, что они могут приехать… Мне гораздо легче ссориться с Биллом, чем с ними. Почему я не могу сделать так, чтобы все были счастливы?
Сьюзан: Ответь на этот вопрос сама.
Клара: Но я не знаю ответа! Поэтому я и пришла на терапию. Я не хочу, чтобы они переезжали ко мне, но при этом я люблю их… я не могу вот так взять и повернуться к ним спиной.
Сьюзан: Я не прошу, чтобы ты повернулась к ним спиной. Я прошу тебя представить себе, как можно было бы сказать им «нет», установить границы, чем ты готова пожертвовать ради них. Будь самодостаточной, Клара. Принимай решения, основанные на том, чего хочешь ты, что необходимо тебе, а не на том, что необходимо им, или на том, что хотят они.
Клара: Это звучит так эгоистично…
Сьюзан: Иногда неплохо быть эгоисткой.
Клара: Но я хочу быть хорошей, Сьюзан. Меня учили верить в то, что хорошие люди заботятся о других.
Сьюзан: Дорогая, если бы ты была так добра к себе самой, как ты добра к твоим родителям, скорее всего, тебе бы не пришлось приходить на терапию. Ты очень добра ко всем, кроме себя самой.
Клара: Почему же тогда я чувствую себя так плохо?
Клара расплакалась. Ей было настолько важно доказать матери, что она не эгоистка и не неблагодарная дочь, что она готова превратить в ад свой дом и свой брак ради нее.
Клара принимала многие решения в своей жизни, основываясь на преувеличенном чувстве дочернего долга. Она верила, что должна ставить потребности родителей выше собственных. Клара очень редко делала то, что хотела, вынуждена была подавлять свой гнев, игнорировала собственные желания, что в итоге привело к депрессии.

К чему приводят автоматические реакции
Клара, как и большинство из нас, реагирует на родителей автоматически, практически на уровне рефлекса. Когда мы реагируем автоматически, мы не думаем, не слушаем, не анализируем варианты поведения.
Реакции становятся более автоматическими, когда нас третируют эмоционально или когда мы подвергаемся нападкам. Этот тип реакции может присутствовать в отношениях с любым человеком: с любовником, начальником, ребенком или подругой, но, как правило, прежде всего присутствует в отношениях с нашими родителями.
Когда мы реагируем автоматически, мы становимся зависимыми от одобрения других. Мы чувствуем себя хорошо только тогда, когда никто нас не критикует, не выражает несогласия или не осуждает нас. Часто мы преувеличиваем то, что произошло. Любое замечание воспринимаем как атаку, небольшую и конструктивную критику — как личный провал. Без внешнего одобрения нам становится очень трудно сохранять эмоциональное равновесие.
Когда мы реагируем автоматически, мы часто при этом произносим: «Каждый раз, когда мама говорит, как надо жить, я ужасно раздражаюсь. Они знают мои слабые места, поэтому всегда манипулируют мной. Стоит мне услышать голос отца, как у меня глаза наливаются кровью от злости». Когда мы доводим наши эмоциональные реакции до автоматизма, мы теряем контроль и преподносим пульт управления нашими эмоциями другому человеку на блюдечке. Так другие люди получают огромную власть над нами.

Ответные действия — вместо автоматических реакций
Противоположность автоматическим реакциям — ответные действия. Когда мы «действуем в ответ», мы думаем и чувствуем. Мы осознаем свои эмоции, но не позволяем им подталкивать нас к импульсивным поступкам.
Кроме того, ответные действия позволяют нам сохранять чувство собственного достоинства, независимо от того, что скажут родители. И это уже само по себе является вознаграждением.
Чужое мнение и чувства по отношению к вам в этом случае не смогут затащить вас в пропасть самобичевания. Вы начнете видеть новые возможности в отношениях с другими людьми, потому способность к рациональному поведению больше не будет затоплена эмоциями.
Клара нуждалась в том, чтобы уменьшить автоматические реакции и заменить их ответными действиями. Я предупредила ее, что изменить привычное поведение сложно всем, даже мне, но в то же время я заверила ее, что она сможет достичь успеха, если готова начать процесс перемен. Клара была готова.

Как перестать защищаться: ролевая игра
Первое, что я попросила ее сделать, это признать, что многие суждения о самой себе возникли из замечаний ее родителей, из того, как они относились к ней. Среди приклеенных к ней ярлыков были следующие: эгоистка, неблагодарная и плохая дочь.
Клара жила с этими образами долгие годы, мы не могли изменить их мгновенно. Но я научила ее некоторым приемам, чтобы начать процесс замещения негативного образа, созданного ее родителями, на более реалистичное и справедливое представление о себе.
Я попросила Клару представить, что я — ее мать. Я хотела, чтобы ролевая игра помогла ей найти новый способ отвечать на критику матери, альтернативный способ обычной капитуляции.
Сьюзан (в роли матери Клары): Ты неблагодарная эгоистка!
Клара: Нет, это неправда! Я все время забочусь о других. Все время забочусь о вас. Я убиваюсь, стараясь не расстроить отца и тебя. Вспомни, сколько раз я, уставшая, после работы возила тебя по магазинам или готовила вам с отцом ужин? Но вам же все время мало!
Я объяснила Кларе, что, отвечая таким образом, она защищается: продолжает извиняться, спорить и доказывать. Между тем ей было необходимо прекратить попытки «объяснить им и заставить понять себя».
До тех пор, пока Клара старалась получить одобрение матери, мать продолжала контролировать ее. Если Клара собиралась избавиться от этого контроля, ей следовало перестать защищаться. Взаимодействовать с матерью нужно было как можно менее эмоционально.
Клара (в роли своей матери): Нам с отцом негде жить, а ты просто неблагодарная эгоистка.
Сьюзан (в роли Клары): Да ну, мам, брось! У тебя интересная точка зрения на этот счет.
Клара (в роли своей матери): После всего, что мы с отцом сделали для тебя, я просто не могу поверить, что тебе пришло в голову отправить нас в гостиницу.
Сьюзан (в роли Клары): Мне жаль, что тебя это расстраивает.
Клара (в роли своей матери): Так ты пустишь нас к себе жить или нет?
Сьюзан (в роли Клары): Я должна подумать.
Клара (в роли своей матери): Я хочу получить ответ немедленно, юная леди!
Сьюзан (в роли Клары): Я знаю, но мне необходимо подумать.
На этом месте Клара вышла из роли со словами: «Я не знаю, что еще сказать».
Клара сделала удивительные открытия во время этого упражнения. Она поняла, что если не защищаешься, то можно избежать эскалации конфликта. Кроме того, тебя не смогут прижать к стене и вынудить защищаться.

Продолжение следует.